Архив / RSS / 05 апреля 2020г.
Кино и немцы

Кино и немцы

Общество 2013-08-13 21:05:51

Фильм о милых нацистах или лучшее кино о Войне

Почему немецкая картина «Наши матери, наши отцы» была принята в штыки «широкой общественностью»

Я не большой поклонник фильмов о Второй мировой и Великой Отечественной войнах.

Хороших фильмов о Войне вообще крайне мало. Хорошее кино снимали, разве что, в СССР (и то не всё), ведь многие актёры (Михаил Пуговкин, Анатолий Папанов, Зиновий Гердт, Юрий Никулин и другие) сами прошли фронт, и картины выглядели, как минимум, правдоподобно.

К сожалению, современное кино о Войне (и наше, и западное) зачастую сводится к шаблонным перекосам: «тупое русское быдло» и заградотряды в «Утомлённых солнцем-2», карикатурный фюрер и стёб над человеческой жизнью в «Бесславных ублюдках», или же – ура-патриотизм и очередная попытка доказать, что Войну выиграли союзные войска в «Спасти рядового Райана» и другом массовом голливудском кино.

Нормальные фильмы, к счастью, тоже снимали и снимают.

Например, слегка сюрреалистический «Мост слишком далеко» 1977 года с кучей звезд (Шон Коннери, Энтони Хопкинс, Роберт Редфорд и другие), повествующий о провальной Голландской операции союзных войск осенью 1944 года. Фильм, снятый через два года после завершения ещё одной «бессмысленной и беспощадной» Вьетнамской войны в нарочито пафосной форме, блестяще раскрывает всю природу «союзников». Так, Войну приказано «закончить» к Новому году, поэтому солдат не жалеют, несмотря на предупреждение разведки о неминуемой мясорубке; британские офицеры играют в гольф и даже берут клюшки в зону боевых действий, а американские рядовые преспокойно пьют виски; младшие чины преспокойно спорят со старшими офицерами, плевав на дисциплину и субординацию; сама же перспектива воевать воспринимается союзниками примерено как «срань господня!» Ну, и в том же духе. И, почему-то, язык не поворачивается назвать всё это бредом собачьим.

Из наших современных фильмов можно отметить, например, «В тумане» белоруса и выпускника КПИ Сергея Лозницы. Картину, показанную у нас лишь спустя год после проката в Европе (к тому же, получившую специальный приз Каннского фестиваля), сняли по одноименному рассказу фронтовика Василя Быкова. Несмотря на то, что после развала СССР сам автор впал в антисоветскую риторику, фильм о белорусских партизанах получился очень сильным.

Однако, увы, в своей массе «военное кино» - это Никита Михалков и Квентин Тарантино, это русофобия, грязь и стёб.

Для чего снимают такое кино?

Ну, с американской «массовой культурой» все понятно – оттого у них и уровень патриотизма зашкаливает так, что местные ребята готовы воевать непонятно где и непонятно за что даже сегодня - в XXI веке, когда сама мысль о новой Войне кажется в Европе и у нас, в бывшем СССР, чем-то до ужаса невозможным.

Европейский кинематограф вообще старается обходить эту тему стороной – слишком много было сделано тамошними правительствами для того, чтобы развязать эту Войну. Слишком много, чтобы лишний раз не напоминать о ней.

У нас же – ситуация диаметрально противоположная. Нынешним режимам, создавшим недо-капиталистические олигархические образования в границах бывшего Союза, крайне невыгодно показывать низведённому до уровня дешевой рабочей силы народу, какими были люди еще несколько десятков лет назад – настоящими героями, настоящими борцами. Людьми с большой буквы, по сравнению с которыми нынешние людишки – не более чем стремительно деградирующая биомасса, не способная ни к чему более и обречённая лишь на рабский труд на нынешних хозяев. Поэтому и советские солдаты в большинстве военных фильмов – то самое пьяное быдло с гармошкой или у пулемета, стреляющее в спину своим же.

Ложь, сказанная сто раз, становится правдой: когда такие фильмы и сериалы снимаются и вещаются непрерывным потоком, нужно иметь очень пытливый ум, чтобы найти во всей этой грязи крупицы правды. И весьма крепкие нервы, чтобы не поддаться соблазну поверить в очередную красочную сказку.

Поэтому, когда нынешней весной немцы выпустили трехсерийный фильм «Наши матери, наши отцы», первой мыслью было не смотреть. Ну, что могут снять в нынешней либеральной Германии?.. Однако когда «широкая общественность» принялась обвинять создателей фильма в «отбеливании образа солдата Вермахта» и попытках «переложить вину на других», появился и интерес к картине. А закон, гласящий, что самая ярая критика является и самой эффективной рекламой, вновь подтвердился.

К слову, об интересе. В кинематографе именно зритель является мерилом, определяющим, хороший или плохой перед нами фильм. Так вот, рейтинги «Наших матерей, наших отцов» в Германии были сопоставимы с показателями трансляций матчей «Баварии» и «Боруссии» в Лиге чемпионов, дошедших до финала турнира. Что касается глобального, не только немецкого, рейтинга IMDb, то картина получила оценку 7,8 (на российском портале «Кинопоиск» - 7,4). Для сравнения, дуология «Утомленные солнцем», провалившаяся в прокате, несмотря на весь пиар и тот факт, что в кинотеатры сгоняли стариков и школьников, получила от зрителей оценки 4,0 и 4,7 соответственно.

Вообще сравнивать «Наши матери, наши отцы» с последним масштабным «творением» Никиты Михалкова весьма уместно и даже необходимо – для контраста. Ведь создателей немецкой картины обвиняют едва ли не в антисемитизме и пропаганде нацизма, а российский блокбастер был не только обласкан властью, но и номинирован на Оскар, то есть – благожелательно принят Западом. Оба фильма – примерно одинакового хронометража (4,5-5 часов), а общее повествование, охватывающее четырёхлетний период Великой Отечественной войны, соткано из небольших отдельно цельных историй. Впрочем, если употреблять слово «соткано», то это относится скорее к немецкому полотну, несмотря на общую скромность бюджета (10 против 40 миллионов евро) и отсутствие раскрученных звёзд.



Итак, о чём этот фильм и почему он был встречен в штыки глобальными СМИ и официальными лицами во многих странах?

Если коротко, «Наши матери, наши отцы» - история о друзьях, каждый из которых по-разному прожил годы Великой Отечественной войны: Вильгельм и Фридхельм едут на Восточный фронт, Шарлотта становится полевой медсестрой, Грета остаётся в Берлине и делает карьеру певицы, а еврея Виктора отправляют в польский лагерь, по пути в которой он бежит, примыкая к Армии Крайовой.

«Обличая» фильм, критики прибегают в тактике «полуправды», освещая лишь выгодную им часть повествования, пытаясь представить картину в чёрно-белом свете, дескать, вот – чуткие и высокоморальные немцы, вот – изверги-антисемиты украинцы и поляки, вот – насилующие немецких женщин и мародёрствующие русские. Однако если просто приглушить этот поток критиканства, и посмотреть сам фильм, «Наши матери, наши отцы» предстают в совершенно ином свете.

«Наши матери, наши отцы» - неудобный для Запада фильм, идущий вразрез глобальному комплексу вины, который активно навязывается немцам даже сегодня, спустя десятилетия. В первую очередь, из-за самой исторической вертикали, подчеркивающей тот факт, что та Война в первую очередь была Великой Отечественной, а уже только потом, куда в меньше степени, - Второй мировой. Создатели фильма в каждой мелочи дают понять, что сражений на территории Западной Европы до июня 1941 года практически не было (Вильгельм, участвовавший в предыдущих кампаниях, преспокойно распивает шампанское перед «выходом на Москву», обещая друзьям, что уже на Рождество они встретятся в Берлине).

Создатели фильма показывают, что до нападения на СССР вся оккупированная Европа работала на военную мощь Германии, в то время как США и Великобритания делали вид, что ничего не происходит. А уже после Сталинградской битвы (перед Курским сражением летом 1943 года) в немецких войсках царят пораженческие настроения: если в начале войны немцы потешались над советскими солдатами, которые сдавались так же «как и французы», собираясь «завтракать с водкой с красной икрой на Красной площади», то спустя полтора года – они уже открыто восхищаются мужеством и стойкостью Красной армии, одновременно с этим понимая, что после всего, что сделали солдаты Вермахта на русской земле, пощады им не будет, а Берлин – вот-вот падёт, несмотря на бравады фюрера и генералов.

Немцы в фильме, к слову, далеко не всегда показываются «белыми рыцарями». Так, Фридхельм участвует в карательных операциях против местных жителей на территории Белоруссии и Польши, убивая женщин и детей. Что, впрочем, не мешает ему в конце убить собственного командира, спасая другая-еврея и, понимая фатальность дальнейшего сопротивления, уговаривает товарищей сдаться советским солдатам, доказывая неизбежность поражения 12-летнему солдату (немцы не стали отрицать, что в Войне участвовали дети, признав эту подлость и поступив куда честнее создателей фильма «Сволочи», приписавших данный факт советской армии) собственной смертью, бросившись на пулемёт.

Как по мне, немцы у Никиты Михалкова получились намного благороднее, чем у самих немцев.

Единственный эпизод, «бросающий тень» на советскую армию – это короткий момент в конце фильма, из которого Россия и Кремль пытаются раздуть «русофобию». Тот самый, когда наши солдаты врываются в покинутый немцами полевой госпиталь и добивают оставленных тяжело раненных, а один из парней пытается изнасиловать медсестру – Шарлотту. Действительно – сцена мерзкая. Однако, повторюсь, перед этим сами немцы принимают как должное тот факт, что когда придёт «русский Иван», он будет мстить. К тому же, изнасилования «русским солдатом немецкой девушки» (о чём сегодня охотно пишут и снимают, а сам миф прочно укрепился в глобальном сознании) так и не было – отморозок, напавший на Шарлотту, тут же получил нагоняй от командира. Могли и расстрелять перед строем.

Советских солдат в фильме вообще показывают нечасто. Зато несколько раз вспоминают об Иосифе Сталине, не делая в отличие от Никиты Михалкова из советского лидера исчадие ада, наоборот – подчёркивая его рассудительность и выдержку. Так же относились к нему и западные лидеры – от Шарля де Голля до Уинстона Черчилля. Сегодня об этом вспоминают очень редко, предпочитая мнению его современников, выдающихся политических деятелей – фантастические изыски отдельных «историков» и «экспертов». Что касается фильм, то, когда за считанные месяцы до поражения паранойя в Германии достигла своего пика, а Грету за паникёрство по доносу ее бывшего любовника штурмбаннфюрера Дорн (ещё один штрих к образу «милого нациста» - так и не решившись убить себя и свою семью, он устраивается в канцелярию при союзных войсках, уверяя всех, что во время войны тайно помогал евреям) расстреливают, в соседней камере её идейная соседка продолжает истошно кричать, что «Сталин победит!»

Ещё один интересный момент – образ евреев, - весьма смелый, как для современной Европы, и остаётся лишь удивляться, как фильм был показан не только в Германии, но и во многих странах ЕС. Так, Виктор – сын портного, сначала хочет бежать в США, а после, оказавшись в рядах Армии Крайовой, мужает и возвращается в разрушенный Берлин совершенно другим человеком. Его же отец, до последнего верящий в силу немецкого государства, предлагая читать «Мою борьбу» вместо Торы (супруга замечает, что он и Тору не читал), исчезает вместе с женой. По нынешним меркам, подобные вольности – это антисемитизм в чистом виде.



Наравне с Россией есть свои претензии к фильму и у Украины с Польшей.

Что касается украинцев, то их показывают всего один раз – когда в начале войны наши полицаи на территории Белоруссии забирают еврейских женщин и детей, делая за эсесовцев работу, о которую те не хотят марать руки. Ещё раз, уже в конце фильма, украинские части СС вспоминаются в контексте грядущей зачистки против Армии Крайовой. Опять же, на мой вкус, в российском фильме «Матч» по украинцам прошлись куда жестче. Тут же – всё смотрится вполне в контексте.



Показываются безжалостными антисемитами и польские партизаны. Впрочем, показываются с налётом какой-то лихой романтики. Пожалуй, именно бойцы Армии Крайовой из всех героев фильма, если не брать во внимание медсестер и врачей полевого госпиталя, вызывают наибольшую симпатию. К слову, в отличие от официальной Варшавы, самим полякам фильм понравился. 



Как показывают рейтинги, приведенные выше, русским и украинцам – тоже.

Ведь, в отличие от российских и американских создателей «военных комиксов», пропагандирующих кровавую романтику сражений, «Наши матери, наши отцы» - анти-геройское кино, показывающее Войну как абсолютное зло, порождённое человеком, перемалывающее, ломающее и меняющее всех – и на фронте, и в тылу. Кино, ещё раз напоминающее - лишь бы не было войны…

Для «Фразы»




«Наш Век»

Все права защищены. Использование материалов wek.com.ua разрешается только при условии ссылки на wek.com.ua
Редакция оставляет за собой право не соглашаться с мнением авторов.
Письма в редакцию: wek2000@ukr.net . Разработка сайта : Need4Site.Net Новый сервер
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Статьи партнеров