Архив / RSS / 25 июня 2019г.
Донбасс не сдаётся

Донбасс не сдаётся

Политика 2014-06-18 19:53:17

Донбасс шлёт своим олигархам пламенный привет

Огорчает, что руководство Донецкой и Луганской республик видят будущее ДНР и ЛНР в виде отдельных образований, а не составе единой Новороссийской республики

Меня, как сторонника естественной, а не механистической федерализации продолжает огорчать то, что руководство Донецкой и Луганской республик видят будущее ДНР и ЛНР в виде отдельных образований, а не составе единой Новороссийской республики Донбасс (о безосновательности функционирования ДНР и ЛНР как отдельных субъектов ЗДЕСЬ). Вот и в опубликованных на днях Программах первоочередных действий правительств обеих республик речь об объединении не идет. Удерживает от характерактристики лидеров ДНР и ЛНР как истинно сепаратистов лишь одно – программы эти слово в слово повторяют друг друга. Отличие лишь в цифрах, когда речь идет об экономических параметрах (что обусловлено разностью экономических потенциалов бывших Донецкой и Луганской областей). А еще радуют довольно прозрачные намеки в адрес местных олигархов, особенно – наживших состояния на «убыточности угольной отрасли». Звучит абсурдно? Согласен. Но, думаю, ни у кого нет сомнений на тот счет, что украинские олигархи способны извлечь выгоду из всего, что имеет отношение к бюджетному финансированию? Особенно, если это финансирование направлено на героическое преодоление того, чего… нет.

Прежде чем вернуться к изложенным в программе ДНР/ЛНР мэсседжам для олигархов и прикупленной ими киевской власти, предлагаю выдержки из блога специалиста, отвечающего «провидцам», которые предрекают скорую погибель угольной отрасли Донбасса в случае его вхождения в Таможенный союз, где благополучно функционирует такие «конкуренты» как Кузбасс, Экибастуз и Караганда.

«Чтобы понять сегодняшнее состояние угольной отрасли и её перспективы, надо немного углубиться в историю, рассмотреть, что произошло с угольной отраслью на заре самостийности.

Для начала некоторые нюансы устройства шахты, чтобы было понятно дальнейшее изложение. Перед началом строительства шахты ей выделяют т. н. шахтное поле. Шахтное поле - это условно очерченная на поверхности линия, за которую шахте запрещено переходить под землёй при добыче угля. Это граница и территория данной шахты. Шахтные стволы строят на краю шахтного поля. Возле стволов уголь не добывают, чтобы не вызвать обрушение стволов. От стволов строят капитальные выработки типа туннелей в метро. Этими выработками угольный пласт делят на две или четыре части - создают крылья шахты (восточное - западное или северное - южное). Это всё условные названия. Каждое крыло капитальными выработками угольный пласт делит на широкие полосы, а затем, поперёк, полосы делят на столбы или лавы. Длина лавы раньше была около километра и шириной сто метров. Сейчас, когда появились новые мощные добычные комплексы, ширина лавы может быть до трёхсот метров и длина свыше трёх километров. Из лавы обычно уголь добывают в течение года. Эта те
хнология подобна нарезанию пирога. Целиком пирог скушать затруднительно, а если его порезать на куски, то спокойно можно съесть.

То есть, чтобы шахта работала непрерывно, должна производиться постоянная подготовка для выемки новых лав. Шахта должна постоянно жить завтрашним днём! Заканчивается старая лава, добычной комплекс извлекается для ремонта, а к этому времени другой комплекс должен уже быть смонтирован в другой лаве и должен уже добывать уголь.

Что произошло в конце перестройки и в начале независимости? Возник дефицит оборотных средств. Шахтам не за что было покупать расходные материалы, железо для крепления, обновлять добычной и проходческий парк. По уму надо было замораживать добычу, консервировать шахты и ждать лучших времён. Живых денег всё равно не было, шахтёрам перестали платить зарплату и перестали платить за отгруженный уголь. Но угольные генералы решили по-своему. Они начали заниматься бартером, меняли уголь на разное бытовое дерьмо. Частично реализовывали за деньги, которые клали в основном себе в карман. И самое главное - перестали думать о будущем, перестали заниматься подготовкой лав для последующей добычи. Но всё хорошее очень быстро заканчивается, и через год - полтора угольная отрасль в Донбассе буквально стала, стала капитально. Новых лав не было, шахту надо поддерживать в работоспособном состоянии, надо откачивать воду, надо проветривать шахту, а денег нет, и взять их негде - уголь добывать неоткуда. Эти угольные генералы-шакалы у
били угольную отрасль ещё на заре самостийности. Убили своей алчностью, убили своей тупостью. Променяли на всякое дерьмо.

Когда подсчитали, сколько надо денег для того, чтобы вернуть шахты в нормальное, рабочее состояние, то получилась сумма, соизмеримая с ГОДОВЫМ бюджетом Украины. И чтобы обезопасить свои шакальи душонки, чтобы отвести от себя наказание, они подняли очень дружный шакалий вой – ДОБЫЧА УГЛЯ В ДОНБАССЕ НЕ РЕНТАБЕЛЬНА, ОНА ПРИНОСИТ ОДНИ УБЫТКИ!

В Украине очень много было завязано на донбасский уголь. Государство было вынуждено делать то, чем должны были заниматься угольные шакалы. Оно начало выделять средства на подготовку новых добычных участков! Вот откуда ноги растут о том, что добыча угля в Украине не выгодна. Но, кроме всего прочего, для того, чтобы частично замести следы своего преступления, шакалы инициировали закрытие некоторых "нерентабельных" шахт. И даже на последующем закрытии они украли целую тучу денег. Шахты закрывали с нарушениями технологии ликвидации шахт. Засыпали только шахтные стволы. Евросоюз выделил деньги на это. Траншем предусматривалось переобучение шахтёров, получение шахтёрами новых профессий. В некоторых шахтёрских посёлках должны были создаваться новые производства. Ничего этого не было сделано. Шахтёры получили мизерные копейки. Шахтёрские посёлки оставили умирать. И, кроме того, всю наземную инфраструктуру шахт разрушили до основания. Чтобы никто и никогда не мог бы восстановить закрытые шахты в будущем и проверить то, что там было сделано. «Реструктуризацией» занималась в основном донецкая угольная мафия. Вот откуда появились некоторые донецкие олигархи. Вот откуда появились их состояния».

[…]

Во времена Советского Союза, в Донбассе существовал феномен под названием «планово-убыточная шахта». То есть, изначально шахта планировалась как убыточная... Но это на первый взгляд. Нужно просто присмотреться к этому феномену. Строится шахта, нарезаются выработки, нарезаются лавы. Шахта работает шатко-валко. Шахтёры получают неплохую зарплату. Государство покрывает убытки. НО! Если внимательно пройтись по подземным выработкам, можно заметить очень интересные вещи. Построены капитальные выработки, идущие в никуда, заложенные перемычками. Проложены рельсовые пути, тоже идущие в никуда.

А ларчик открывается очень просто. В шахте, под землёй, в стороне от нынешней добычи, находится запасы угля, мощные пласты, удобное горно-геологическое их окружение. ЭТО СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ЗАПАС НА СЛУЧАЙ ЧРЕЗВЫЧАЙНОГО ПОЛОЖЕНИЯ! Полностью для этого создана вся подземная инфраструктура шахты, есть люди для восстановления добычи очень большого количества угля. В случае чрезвычайного положения, шахта за месяц сможет начать добычу угля невиданными для неё до этого темпами. Сейчас половина или даже большее количество шахт, успешно работающих в Донбассе, из этих, планово-убыточных.

После того как государство Украина взяло на себя частичное дофинансирование некоторых шахт, вокруг этого процесса выросла своя мафия. Тактика этой мафии очень проста. Чем больше показать убытки, тем больше можно получить денег у государства. И они стараются вовсю. Все шахты, которые находятся в государственной собственности – все убыточные. Потому что эта дотация, большая часть её, идёт в карман этой угольной мафии. Они кровно заинтересованы в том, чтобы шахты оставались убыточными!

И вдобавок сейчас расцвёл ещё один феномен. Этот феномен имеет название "копанки". Копанка – это шахтёнка, если можно её так назвать, разрабатывающая угольные пласты, выходящие на поверхность. То есть копанка – это шахта, аналогичная тем, с которых начинался Донбасс в восемнадцатом веке. Подлость её состоит вот ещё в чем. Уголь из копанки относительно легко добывать. Это так называемый "народный стратегический запас". В случае какого-нибудь ухудшения ситуации, близживущий народ мог добывать этот уголь для себя, для собственного обогрева. А эти шакалы воруют у народа возможность преодоления будущего несчастья. Себестоимость добычи угля в копанке мизерная, людей работает немного. Из оборудования – мотоцикл со снятым задним колесом и надетым на него деревянным барабаном с обрывком каната. Этот мотоцикл тягает туда-сюда корыто. Этим корытом выдаётся из копанки уголь. Уголь рубится обушком, как двести лет назад. Зарплата у шахтёров не очень большая, платится наличкой. Без никаких отчислений и налогов. Шахтёров на копанке держат по минимуму.

НО! Весь добытый уголь из копанки учитывается через близлежащую государственную шахту. Его цена такая же, как у этой шахты, а не реальная копаночная. Плюс на этот объём, пропущенного через государственную шахту, начисляются дотации, совместные с шахтными.

В 1998 г. максимальный процент зольности на добываемый уголь составлял 28%. Зольность – это грубо говоря, количество породы, содержащееся в отгружаемом угле. Зольность может проявляться по различным причинам. Не очень хороший пласт, когда уголь перемежается прослойками породы. Или когда разрабатывается не очень мощный пласт. По технологии, высота угольного пласта для нормальной работы добычного комплекса должна составлять один метр двадцать сантиметров. Если пласт тоньше, то угольный комбайн подрубывает ещё и породу, которая повышает общую зольность угля.

Существовали кое-какие коэффициенты, которые увеличивали стоимость тонны угля, в случае если шахта понижала зольность. Но это были малые деньги, и никто этим не заморачивался.

Потом начался процесс постепенного увеличения зольности. Апофеоза он достиг при Януковиче-премьере, когда за одну ночь, лёгким росчерком пера, угольная отрасль Украины увеличила добычу сразу на двадцать процентов. На двадцать процентов увеличили допустимую зольность угля. Сейчас допустимая разрешённая зольность угля может быть до шестидесяти процентов. Я сам неоднократно видел, как на шахте, у которой зольность в силу геологических причин не может быть высокой, бодяжили уголь породой при отгрузке. Некоторые шахты вообще перестали выдавать породу в отвал. Вся она шла в общий угольный бункер и отгружалась заказчику. Начали даже разработку старых породных терриконов на поверхности, чтобы бодяжить этой породой уголь. Из документов исчезло слово уголь. Везде начал фигурировать термин "Горная масса".

И вот представьте, по железным дорогам Украины перевозится субстанция, большую часть которой составляет порода, отбросы. Тратится лишнее топливо для тепловозов, тратится лишняя электроэнергия для электровозов. Впустую используются железнодорожные вагоны, которых не так уж и много. И вдобавок НА ЭТУ ПОРОДУ НАЧИСЛЯЕТСЯ ТА ЖЕ ДОТАЦИЯ ОТ ГОСУДАРСТВА! И порода, место которой в отвалах, пропускается через топки тепловых электростанций, затем транспортируется в отвалы возле них, ухудшая без того не очень хорошую экологию.

[…]

…Двадцать лет отдано шахте. Смотрю я на то, как сейчас добивают угольную отрасль Украины, сердце кровью обливается. А какая она была раньше!

Итак, шахта Должанская Капитальная, жемчужина Донбасса, без преувеличения. Находится на юго-востоке Луганской обл., в 10 км от райцентра Свердловск. Уголь - антрацит. По качеству и составу – одно из двух существующих в мире уникальных месторождений. Чистейший углерод, без примесей. Из должанского антрацита делали компоненты термостойкой обшивки многоразового космического корабля «Буран». Из него делали углепластик. Из него делают угольные электроды, применяющиеся в электрометаллургии. В начале двухтысячного года стоимость тонны должанского антрацита на Лондонской угольной бирже составляла $200. Тонна рядового газового угля в то время стоила всего 60 грн.

За свою недолгую историю на ней был два раза пожар. После проведённого расследования выяснились очень интересные подробности. Конвейерные ленты для транспортировки угля на шахте были три метра. В СССР такой ленты не выпускали. Покупали в Англии. После исследования состава, из которого были сделаны эти лента, обнаружилась интересная небольшая добавка, которая самовоспламенялась после определённого количества изгибов ленты, проходящих через натяжные и приводные ролики. Чистейшая диверсия. Шахта сейчас принадлежит Ахметову. Он тупо гонит должанский антрацит на продажу на экспорт.

Шахта Красноармейская Западная, находится на западе Донецкой обл., в 10 км от г. Красноармейск. Сейчас имеет название «шахтоуправление «Покровское». Эта шахта уникальна рекордной производительностью. Хоть и уголь на шахте рядовой, газовый. При мощности (толщине) пластов 1 м 30 см, суточная добыча угля составляла ДВАДЦАТЬ ТЫСЯЧ тонн. Для справки – рядом, на западе, объединение «Павлоградуголь», одиннадцать шахт. Суточная добыча всех этих шахт – 31 тыс.т., и все эти шахты прибыльны. Это пример, как можно достичь производительности на рядовой, как для Донбасса, шахте и связанными с этими вопросами рентабельности. Шахта частная. Организация производственного процесса сравнима с военной операцией. Всё в сверхнапряжённом ритме. Ну и люди там больше двух лет такого ритма выдержать не могут. Зарплата очень высокая, но и соответствующий спрос. В связи с участившимися делегациями "по обмену опытом", шахта все такие обмены запретила и засекретила сведения о суточной добыче угля. На шахте применяются все существующие передовые методы добычи угля и строительства горизонтальных выработок. Самая первая в Донбассе начала применять анкерную безрамную крепь, что очень сильно сократило затраты на рамную крепь, уменьшило применение металла. Пример для подражания.

Раз уж затронул Западный Донбасс, «Павлоградуголь», напишу немного и о нём. Уголь добывают там рядовой, газовый, пласты не очень мощные 1,1–1.2 м. Но в массе угля содержится германий (сырье для полупроводниковой промышленности). Содержится в таком количестве, что если его извлекать, то производство будет рентабельным. Принадлежит объединение тоже Ахметову. Тоже тупо гонит на ГРЭС и на экспорт. А германий при температуре больше девятисот градусов просто испаряется. Не остаётся его даже в шлаке.

Можно писать о характеристиках разного угля очень много. Уголь может служить различным сырьём, не только источником тепла, энергии. Так, заводы для получения кокса ведь неспроста зовутся коксохимами. Продуктов сухой возгонки угля достаточно. Это и каменноугольная смола, и бензол. Весь бензол, кстати, сейчас закупают нефтеперерабатывающие заводы. Знаю, была шахта, недалеко от Луганска. Имела такое ласковое название "Белянка". В последнее время, перед закрытием, добывала всего два вагона угля в сутки. Но эти два вагона угля уходили из шахты под вневедомственной охраной. Куда и для чего шёл этот уголь, мне неведомо. На северо-западе Луганской области, у некоторых шахт шламоотстойники имеют радиоактивный фон, намного превышающий Чернобыльский. Что входит в состав того угля, никто не скажет. Запасов угля в Донбассе хватит как минимум ещё на двести лет. Перед свержением, Янукович подписал с китайцами соглашение по строительству двух заводов для газификации угля. Один из них должен был быть в Луганской области. Судьба этого контракта туманна. Реализации его может не произойти. Но все равно есть альтернативная перспектива для использования нашего Донбасского угля».

В связи с последними строками, приведу цитаты из недавнего опровержения Анатолием Шарием тезиса о «дотационности Донбасса» в целом.

«На сайте Министерства энергетики и угольной промышленности расположен документ, доступный для скачивания. Называется документ «Энергетической стратегии Украины на период до 2030 года», и предполагает увеличение добычи угля к 2030-му до 114 миллионов тонн в год.

Планы вполне объяснимы, учитывая острую необходимость выхода из-под «газового надзора» России. Однако какие регионы будут данный оптимистический план выполнять? Волынская с 0,44% добычи, Львовская с 1,8%? Без сомнения – Донецкая».

А теперь вернемся к Программе, согласно которой планируется следующее:

– горный аудит всех государственных предприятий отрасли;

–аудит (в месячный срок) всех договоров поставки горно-шахтного оборудования в рамках программы реструктуризации угольной отрасли с целью исключить разворовывание госсредств за счет многократного завышения цены контрактов;

– определение перечня предприятий, предлагаемых к приватизации для заинтересованных российских инвесторов в текущем и будущем годах;

– создание (в рамках антиолигархичексого законодательства) прозрачной системы поддержки угольной отрасли (в т.ч. коренная модернизация угольной отрасли, создание новых рабочих мест, как в самой угольной промышленности, так и в смежных отраслях).

Программа сопровождается примечанием: «Для поддержки угольной отрасли региона киевская власть заявляла о направлении субсидий превышающих 1 млрд. долларов. При этом фактически эти деньги разворовывались по дороге и до горняков доходило менее 10% этой суммы. Кроме того никакой работы по реструктуризации и развитию этого комплекса не велось. Фактически сложная ситуация в угольной промышленности использовалась исключительно для получения огромных коррупционных доходов.

Теперь этот источник сверхдоходов планируется ликвидировать вместе с олигархами.




«Наш Век»

Все права защищены. Использование материалов wek.com.ua разрешается только при условии ссылки на wek.com.ua
Редакция оставляет за собой право не соглашаться с мнением авторов.
Письма в редакцию: wek2000@ukr.net . Разработка сайта : Need4Site.Net Новый сервер
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Статьи партнеров