Архив / RSS / 28 июня 2017г.
Авторская колонка Петр Старцев
Поэт (Ленинград)
Владимир Путин и Иосиф Сталин

Владимир Путин и Иосиф Сталин

Политика 2014-11-18 11:55:59

Какой из Путина Сталин

Зачем эти сравнения?

 Лизоблюды любят сравнивать Владимира Путина с Иосифом Сталиным. Что является очевидной лестью, без относительно того, как оценивать историческую роль Иосифа Виссарионовича. Масштаб уж очень разный. Не говоря уж о том, насколько разные эпохи достались им, и насколько разные свершения в эти эпохи происходили.

Если уж говорить об исторических периодах, то путинское время (или безвременье?) более всего напоминает середину XVII-го века, время царя Алексея Михайловича Тишайшего. Особенно интересно поведение царя и его окружения во время событий, известных ныне, как воссоединение Украины с Россией.

Начавшееся восстание Хмельницкого против польской короны изначально не было поддержано в Москве. Более того, донские казаки по приказу Москвы даже нападали на Крымское ханство, оттягивая на себя его силы, и тем самым не давая хану оказать помощь «сепаратисту» Хмельницкому, который был на начальном этапе войны его союзником. Очень уж царской администрации не хотелось «раскачивать лодку», ссориться с западными соседями и напрягать и без того стагнирующую экономику. И без войны соляные бунты и народные восстания возникают! «Сепаратист» Хмельницкий упрашивал русского царя оказать ему помощь и взять восставших запорожцев под своё крыло, начиная с 1648 года. Но «хитрый план Алексея Михайловича» заключался в выжидании. Лишь в конце 1653 года царь (предусмотрительно переложив ответственность на Собор, состоявших из исторических аналогов наших едросов), наконец, решился. Он объявил войну Польше и… начал к ней готовиться. Да-да, именно в такой последовательности.

К великому счастью, полякам, изнурённым войной с казаками Хмельницкого и внутренними распрями, было не до активных боевых действий с Россией. Пара месяцев у царского правительства ушла на тщательною подготовку Переяславской рады. Сейчас бы сказали, что царь пытался соблюсти все юридические нормы, чтобы решение было легитимным. Получилось неубедительно. Ещё пять месяцев ушло на пиар-компании и торжественные парады, и лишь в мае 1654 года царские полки выступили в поход.

Война, которой с таким трудом и так долго и безуспешно пытались избежать, началась победоносно. Половина белорусских городов, населённых православным русским населением, сдавалась без боя. Сдались Рославль, Смоленск, Дорогобуж, Невель, Витебск, Гомель. Слабое сопротивление оказал гарнизон Полоцка. Население «аннексированных» у Польши земель радостно встречало русские войска. А жители Могилёва и вовсе вынудили сдаться местный гарнизон.

К 1655 году русские войска заняли без существенных усилий всю территорию нынешней Белоруссии и Литвы, взяв Вильно (Вильнюс). А на украинском направлении войска Хмельницкого и царского воеводы Бутурлина вошли в Галицию и дошли до Львова. Русские войска вошли и на нынешнюю территорию Польши, приведя к присяге город Люблин.

Но все эти блестящие победы были вскоре похоронены. Окрылённое победами царское правительство, ещё не подписав мира с поляками, ввязалось в войну со Швецией, в которой так и не добилось контроля над Балтикой. Под угрозой войны на два фронта царь вскоре вынужден был заключить со Шведами мир, отдав Швеции все захваченные земли.

Война со Швецией дала полякам возможность восстановить силы, а «блестящие» действия царской администрации и дипломатии закончились тем, что приемник Хмельницкого гетман Выговский, не дождавшись от России реальной помощи и уставший от диктата московских начальников, переметнулся на сторону Польши. Война, которая, казалось бы, закончилась уже в 1655 году, продолжалась до 1667. Итоги её были поистине катастрофическими. «Мудрое выжидание» на начальном этапе, увлечение «хитрыми дипломатическими ходами» на всём протяжении войны, головокружение от успехов, вылившаяся в войну со Швецией и чудовищная неэффективность управленческого аппарата привели к тому, что города, ранее радостно приветствовавшие русских освободителей, теперь смотрели на них едва ли не как на врагов. А жители Могилёва даже вырезали русский гарнизон и перешли на сторону Польши. Армия, испытывая недостаток в снабжении, терпела поражение за поражением. Страна, воевавшая на чужой территории, благодаря неэффективному управлению надорвалась.

Жадная боярская администрация перекладывала все расходы на податное население, повышая налоги и вводя косвенные. Итогом стали знаменитый медный бунт, а также многочисленные восстания.

Царская администрация совершила буквально чудо. Вместо почти неизбежного воссоединения исторических русских земель, она взяла под свою руку небольшие куски левобережной Украины и Белоруссии. Знакомая ситуация, не правда ли? За годы правления Алексея Михайловича Россия превратилась страну, неспособную ни к каким более-менее масштабным проектам. Огромный потенциал был скован жадной и костной чиновничьей кликой, а всё самое живое, думающее, честное и самостоятельное было вынуждено уйти в «раскол», а затем было разгромлено и уничтожено. Модернизировать страну пришлось уже Петру I, используя для этого жесточайшие и поистине шоковые методы.




«Наш Век»

Все права защищены. Использование материалов wek.com.ua разрешается только при условии ссылки на wek.com.ua
Редакция оставляет за собой право не соглашаться с мнением авторов.
Письма в редакцию: wek2000@ukr.net . Разработка сайта : Need4Site.Net Новый сервер
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Статьи партнеров