Архив / RSS / 23 сентября 2017г.
За что умирают украинцы?

За что умирают украинцы?

Политика 2015-01-09 20:27:03

Мобилизационное шулерство, или за что украинцев отправляют на убой

Как это понимать?..

Украинцев готовят к новой «большой войне». Если в конце 2014 года, в дни «битвы» за бюджетные средства, Киев подтверждал стабилизацию ситуацию на Донбассе, а о соблюдении «режима тишины» заявляли даже «глашатаи АТО», то в начале года 2015 ситуация резко изменилась. Средства массовой пропаганды вновь взялись методично обрабатывать аудиторию, буквально с каждым днём поднимая градус военной риторики, а тема четвёртой волны мобилизации, кажется, замятая в декабре, вновь оказалась на повестке дня.

В частности, воспользовавшись новогодними праздниками, Министерство обороны объявило мероприятия приписной кампании юношей 1998 года рождения. И хотя чиновники заявляют, что носят они сугубо мирный характер, дыма без огня не бывает. Не хотелось бы прибегать к очередным сравнениям с нацистской Германией, но именно агонизирующий Рейх в последние месяцы ВОВ бросал под траки советских танков подростков и даже детей. В то же время, Советский Союз никогда, даже во время ожесточённых боёв на нашей территории в первые годы наступления противника, не призывал на фронт ребят моложе 18 лет (до начала ВОВ в армию шли и вовсе 19-летние), а люди старше 45 лет привлекались преимущественно на тыловые работы. И это ещё при том, что люди тогда были «не то, что нынешнее племя», и сравнивать тогдашних и нынешних сверстников, едва покинувших школьную скамью, категорически нельзя.

Несмотря на то, что Киев вновь обещает мобилизовать исключительно «профильных специалистов», сомневаться не приходится: забирать на войну снова будут по остаточному принципу – тех, кто попадётся/не сможет «откосить» — закрывая глаза, в том числе, на возраст. Озвученный же «план» — 104 тысячи человек за год – и вовсе, похоже «взят с потолка»…

Кто, если не «молодые и злые» (и наиболее подверженные пропаганде неокрепшие умы), пойдёт на войну, когда три предыдущие мобилизационные кампании были фактически провалены. Не только в плане результата – это вопрос отдельный. Киев провалил именно организационную часть т.н. АТО: на передовую, по сути, «гребли» самые незащищённые слои населения – парней из сёл, из депрессивных регионов, на которых, кроме того, было возложено финансовое и материальное обеспечение. Хочешь воевать и выжить – ищи деньги на бронежилет и тушёнку. Государство, урезая в угоду военных затрат социальные выплаты и вводя специальные налоги и сборы, фактически открестилось от обеспечения своих солдат на Донбассе, предпочитая «осваивать» деньги на раздутый штат чиновников и фантастические до абсурда проекты сродни стены вдоль границы с РФ.

Ещё одна показательная деталь: говоря о четвёртой волне мобилизации, Киев заявляет, что свежие силы нужны исключительно для ротации сил на Донбассе, тем самым, косвенно подтверждая, что войска ДНР и ЛНР не собираются продвигаться вглубь Украины и вести наступательные действия, о чём неоднократно утверждало и тамошнее руководство.

Главное же в истории с АТО заключается в том, что сами её правовые основания откровенно шиты белыми нитками властью, с мастерством шулера создавшей выгодную ей коллизию. С одной стороны, она обосновывает конституционную обязанность украинцев идти на фронт, с другой – снимает с себя какую-либо ответственность не только перед бойцами, но и перед мирным населением.

Так, закон «О борьбе с терроризмом» не предусматривает мобилизацию в принципе, а определение АТО было поспешно введено соответствующими изменениями Верховной Рады лишь прошлым летом, уже после того, как она была начата. Мобилизацию для участия в АТО обосновывают «особым периодом», прописанным в законе «О мобилизационной подготовке и мобилизации». Однако сам механизм проведения АТО нигде не указан, а её официальное начало (15 апреля) якобы регулируется указом и.о. президента Александра Турчинова от 14 апреля о введении в действие соответствующего решения СНБО, содержание которого до сих пор засекречено для общественности. Территория же АТО и вовсе была определена распоряжением правительства лишь 30 октября (!) – более чем через полгода после её фактического старта.

Вопрос же о том, почему политики говорят о войне с Россией, но, при этом, не объявляют о вводе военного (или хотя бы чрезвычайного положения), порядком набил оскомину. Только вот чётких ответов на него украинцы от власти до сих пор не получили.

Хотя лежат они на поверхности. Во-первых, в случае реальной войны, а не АТО, Украина не сможет рассчитывать на международную финансовую помощь (в том числе и кредиты), без которых её ждёт дефолт. Во-вторых, введение военного (или чрезвычайного) положения предусматривает централизацию управления страной и отстранение от власти в регионах олигархов.

Наконец, в случае военного или чрезвычайного положения власть будет обязана обеспечить эвакуацию и расселение населения. Вместо этого же — Донбассу отрезают пенсии, устраивая оставшимся там людям настоящую блокаду, а вынужденным беженцам – все круги чиновничьего ада и травлю СМИ, формирующих массовое сознание, давно находящееся на грани коллективной шизофрении.




«Наш Век»

Все права защищены. Использование материалов wek.com.ua разрешается только при условии ссылки на wek.com.ua
Редакция оставляет за собой право не соглашаться с мнением авторов.
Письма в редакцию: wek2000@ukr.net . Разработка сайта : Need4Site.Net Новый сервер
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Статьи партнеров